Mountain guide — the Himalayas, Asia, Alps. Travel, expeditions, trekking, climbing workout / Горный гид — Гималаи, Азия/Тянь-Шань, Альпы. Путешествия, экспедиции, восхождения, альпинистские тренировки

среда, 16 марта 2016 г.

Затерянный мир

В марте 2016 г. состоялась небольшая экспедиция в горы Нарынской области, Республики Кыргызстан, близ границы с Китаем. Событие далеко не мирового масштаба, скорее регионального, но, на мой взгляд, будет интересно людям со всего мира. 

Предисловие.
С каждым годом мир вокруг нас становится как будто меньше. Авиалайнеры, интернет, спутники значительно сократили его размеры. Туда, куда раньше добирались год, сейчас можно добраться за день. На земном шаре осталось совсем мало мест, не изученных досконально пытливым человеком. После появления доступных любому желающему снимков земной поверхности из космоса, стал потихоньку уходить в прошлое дух первооткрывателей. Теперь, двигаясь по земной поверхности и обладая точной информацией, люди уже не удивляются новым горизонтам, они знают, что их ждет – исчез эффект новизны. Однако есть еще на нашей прекрасной планете места, куда еще не добрались вездесущие объективы спутников. В одно из этих мест в марте 2016 года и направилась микро-экспедиция из двух жаждущих приключений альпинистов-авантюристов.
Идея.
Идея совершить первовосхождение в Кыргызстане родилась в наших головах внезапно. Еще совсем недавно мы обсуждали идею восхождения в Сибири и вдруг мысли наши унеслись в Среднюю Азию. Этот вывих в планах за две недели до старта заставил нас посвятить оставшееся время усиленному поиску информации о заинтересовавшем нас районе. Цейтнот по времени сподвигнул обратиться за помощью к людям, уже посещавшим окрестности этого района ранее. Огромное спасибо Алексею Цветкову и Дмитрию Супонникову за актуальную информацию о районе. Именно благодаря им, мы хотя бы начали представлять – куда мы едем и что нас может ожидать. Запасаясь кучей «новейших» карт времен СССР, заготавливая минимум снаряжения, но на все возможные случаи, мы начали понимать, что эта экспедиция не ограничивается одним лишь первовосхождением на вершину, на которую еще не ступала нога человека. Мы начали осознавать, что у нас теперь несколько миссий.
1) Исследовательская – исследование и последующее описание условий жизни, обычаев и традиций местных чабанов, живущих вдали от большой цивилизации.
2) Географическая – описание вершин двух горных хребтов, долины Ат-Баши. Нанесение на карту местных названий гор.
3) Первовосхождение – восхождение на вершину, на которой еще никто не был. Описание маршрута.

Команда.
Наша команда – Иван Браун из Дании и Рустем Амиров из России – проверила себя на схоженность, слаженность и бесконфликтность на прошлогоднем зимнем восхождении на Эльбрус. Мы были на одной волне, словно два музыкальных инструмента звучащих в унисон, не перебивающих, а дополняющих друг друга. Два человека, схожих по духу здорового авантюризма и жаждущих приключений, лучших напарников и пожелать сложно. Мы подбадривали друг друга в течение всего путешествия, помогали друг другу, вместе работали и вместе отдыхали.
Путь в неизвестность.
Не имеет смысла описывать современные средства передвижения «хомо сапиенс» – мы и летаем по воздуху, и передвигаемся на комфортабельном транспорте по оборудованным трассам. Мы настолько привыкли к этому, что боимся покинуть свою зону комфорта, как улитки внутри раковин. Двигаясь из Бишкека по современному «Великому шелковому пути», по дороге, которой уже несколько тысяч лет, я постоянно пытался представить, каким был этот путь 200, 300, 500 и 1000 лет назад. «Великий шелковый путь» в современном варианте, закатанный в асфальт, благоустроенный, не позволял увидеть в себе древнюю, овеянную легендами дорогу. Лишь проскочив г.Нарын и свернув с этой гигантской асфальтовой змеи на грунтовку в сторону д.Ак-Муз, я увидел то, к чему стремился. Я начал ощущать веяние истории. Чем дальше вдаль от цивилизации мы продвигались, тем живее вставали у меня перед глазами торговые караваны и верховые кочевники.
Еще в процессе подготовки экспедиции мы определили для себя три возможных района для нашего путешествия: один основной и два запасных.  Так как мы приехали в начале марта, основной и один из запасных районов оказались недоступными для имеющегося в нашем распоряжении транспорта.  По причине большого количества снега в ущелье Босого ни автомобили, ни лошади не могли помочь нам с заброской, а путь в 70-80 км по глубокому снегу съел бы все наши запасы времени. В итоге мы остановили свой выбор на единственном доступном нам варианте – верховье долины меж хребтами Нарын и Ат-Баши.

Затерянный мир.
Мы откликнулись на очень гостеприимное предложение местных чабанов пожить у них в коше. Он стал отличной базой и стартовой площадкой для радиальных выходов к окружающим вершинам. В течение всего путешествия мы жили с этими людьми под одной крышей, питались одной пищей, наблюдали за их бытом и работой по хозяйству. Самое главное – мы общались с этими людьми, хотя для всех нас это было очень не просто. Иван знает английский, немецкий, французский, итальянский и африкаанс, я знаю русский и английский язык, но мы оба совсем не понимали по-киргизски. Местные чабаны не знают никакого языка, кроме своего родного. Общение получалось очень забавным. У меня на руках был лишь тетрадный листок – словарь с 20-25 словами на киргизском, остальное общение шло с помощью мимики, жестов и рисунков. Было очень весело.
Наблюдая за простой, но очень суровой жизнью чабанов и долины в целом, я пришел к такому выводу: если когда-нибудь в мире случится катаклизм, местные жители, горы, реки и долины даже не заметят этого. Мир может провалиться в пропасть, может случиться мировая война. Но всё это пройдет мимо, как события в параллельной реальности, нисколько не побеспокоив уклад жизни в этой широкой долине, окруженной великолепными горами. Здесь сосуществуют в гармонии дикие животные, домашний скот и человек.
Когда мы попали сюда, и стали жить вместе с чабанами, у меня появилось ощущение, что я окунулся в прошлое, лет на 100-150 назад. Жизнь здесь размерена, шаг времени совсем другой. Восприятие жизни более созерцательное, оно взирает на окружающий мир сквозь узкий разрез глаз на смуглых лицах.

Быт.
Мы поселились в коше, принадлежащем чабану Кайрату Асанакунову. Здесь живет он, его жена Джазгуль и его двоюродный брат Амандос – подросток 14 лет. Кош представляет собой маленькую ферму с домом. Дом состоит из сеней и комнаты, разделенной надвое металлической печкой и небольшой ширмой. Едим, сидя на полу, за маленьким столиком с ножками по 15 см, спим на полу, на ковриках в спальниках. Семья чабана на стеганых матрасах под ватными одеялами.
Электричество они получают, используя энергию солнца. Семья Асанакуновых является гордыми владельцами солнечной панели, от которой они заряжают аккумулятор, а затем мобильные телефоны. Телевизора нет, радио не ловит, сотовая связь крайне неустойчива.
«Удобства» на улице, т.е. туалет азиатского типа с дыркой в полу. Хотя мне показалось, что предназначение этого сооружения скорее в том, чтобы укрыться от ветра, а не от посторонних глаз. Навоз в коше – везде.
Есть небольшой загон с навесами – для баранов и ездовых лошадей. Полудикие яки и мясомолочные лошади ночуют в загоне под открытым небом.
Утро в коше начинается рано. Как ни странно, первыми встают мужчины. Чабаны еще затемно, выгоняют домашний скот на пастбища.
Кормят новорожденных ягнят, выполняют множество работы по ферме. К восходу солнца мужчины возвращаются в дом и затапливают печь. Топят здесь кизяком (высушенными конскими и ячьими экскрементами), дров очень мало, их экономят, небольшие еловые рощи на склонах гор вырубать нельзя, за этим следит специальный человек. Затем встают женщины, убирают постель и готовят завтрак. Традиционная пища чабанов – это пресная лепешка, варенье и огромное количество чая. Иногда, раз в день, готовили картошку с мясом яка или манты. Пища простая, но очень сытная. Приготовить даже эти немудреные блюда, в местных условиях совсем непросто. Готовить женщинам приходится на печи, это долгий, требующий постоянного внимания, процесс. Здесь крайне редки фрукты, зато очень популярно мясо. Чабаны не возделывают землю, вся их пища, весь их доход – это домашний скот.  За ним постоянно ухаживают, следят, чтобы не нападали волки, сопровождают стада верхом. Вообще, чабаны очень хорошие наездники и знают все тонкости характеров своих ездовых лошадей.

Альпинизм.
Изучая старые советские карты, я видел на них невнятные очертания хребтов, вершин без обозначения высот и названий, крайне ориентировочно указанные русла рек, но главное –огромный потенциал для первовосхождений. Действительность превзошла все ожидания. Она сорвала розовые очки, представив взгляду совершенно другой мир. Используемые нами карты оказались очень примерными и иногда противоречили друг другу в деталях.
Было решено открывать район заново, не особо доверяя имеющимся у нас данным. Полагаться приходилось лишь на собственные глаза и чутье. Первым объектом для восхождения была выбрана ближайшая к нашему кошу вершина в хребте Ат-Баши. Решили провести предварительную разведку подходов под гору. Одновременно с этим мы учились управлять лошадьми.
«Альпинисты-ковбои» – не уставал веселиться мой напарник Иван. Для нас обоих это был первый урок верховой езды в жизни. Увлекательно и очень сложно с непривычки, я почувствовал себя героем фильма Аватар. Никак не мог понять, чего от меня хочет конь подо мной и, видимо, наше удивление было взаимным. Забегая вперед, скажу, что спустя 4-5 дней мы с Иваном уже довольно уверенно управлялись с лошадьми без посторонней помощи.
Во время первой разведки мы поднялись верхом очень невысоко. Довольно быстро стало понятно, что ковбойский альпинизм не имеет будущего. Кони увязли по брюхо в снегу в самом начале подъема. Далее последовал рывок на ски-турах у меня и снегоступах у Ивана. Спустя пару часов стало понятно, что мы неверно оценили масштабы подходов и количество снега на них. Даже без рюкзака и на ски-турах я проваливался каждый шаг по колено. Иван на снегоступах беспрерывно ругался на снежную корку и труху под ней. Современные снегоступы предоставили ему увлекательную возможность проваливаться в снег выше колена во время каждого шага по снежной целине. Хорошенько пропотев, мы поняли бесперспективность подходов по такому глубокому снегу. Северная сторона хребта Ат-Баши с огромным количеством снега заставила зауважать ее и охладила наши буйные головы. Первая разведка была крайне полезной: мы по-новому взглянули на окружающие нас склоны. Подходы по долине оказались значительно длиннее ожидаемого, а снега в горах весомо больше. Кристально чистый воздух сыграл с нами злую шутку. Казалось, что до горы рукой подать, но ты едешь верхом час, другой и как будто стоишь на месте и лишь затем, на третий час, горы рывком приближаются к тебе.
Общаясь с чабанами, узнаем про нетрадиционную для альпинизма опасность. В этом районе зимой много стай диких волков. Это настоящее бедствие для всего живого. Поначалу воспринимаем информацию как детскую страшилку или шутку.
В актуальность этой угрозы потихоньку начинаем верить, когда узнаем, что за несколько недель до нашего приезда волки загрызли женщину.  Последующие события заставили нас переосмыслить степень этой угрозы.
В связи с тем, что первая разведка показала длительность и сложность подходов с севера к хребту Ат-Баши, приняли решение переключить свое внимание на другую сторону долины. Нас притягивали красотой и главное малоснежностью южные склоны хребта Нарын. Для первовосхождения выбрали вершину, заинтересовавшую нас своей пирамидальной формой. Так как подходы к ней выглядели малоснежными, решили попробовать взойти на нее по-наглому, с ходу. Стартуем из коша очень ранним утром, когда солнце еще не встало и вдоль долины, со стороны Китая, навстречу нам несется Шамал (кирг.) – холодный встречный ветер. Приходится утепляться, надвигать на глаза капюшон, чтобы хоть как-то укрыться от потоков холодного воздуха, пальцы в перчатках замерзают за считанные минуты. Ветер в долине дует каждое утро в одном направлении, с верховий вниз. С регулярным постоянством он заканчивается около часу или двух после полудня.  Верхом мы доезжаем до подножья «нашей» горы за три часа. Местное название вершины «Кумдобе» – в переводе с киргизского «Костяшка кулака». Кайрат – чабан, у которого в гостях мы живем, остается у подножия с лошадьми, а мы с Иваном продолжаем путь наверх. Выбрали маршрут по юго-западному гребню. Идем быстро, в очень хорошем темпе, не останавливаясь и не связываясь веревкой. В нижней части подъем не представляет никакой опасности. Спустя час, выходим на выполаживание склона, и нам кажется, что в конце следующего взлета гребня мы увидим вершину. Еще полтора часа подъема, по крайне неприятной гнилой каменной сыпухе и мы слегка разочарованные стоим на очередной ложной вершине. Впереди опять гребень, заканчивающийся скальной башней, которую мы сходу окрестили «черным замком». Следующие полтора часа подъема заставили начать пользоваться альпинистскими кошками и ледовыми инструментами. Гребень местами узковат. С одной стороны крутой осыпной склон, с другой из-за снежных надувов (карнизов) ничего не видно, но проверять совершенно не хочется. Через очередные час-полтора, как вы думаете, где мы? Правильно – на ложной вершине!
Гребень идет дальше вверх. Приходится идти по гребню, одновременно штурмуя небольшие жандармы на нем, либо обходя их слева по ходу движения. Спустя час мы наконец-то на вершине. Время 15.25 местного. Вершина представляет собой небольшой скальный жандарм с малюсенькой площадкой.
Поздравляем друг друга, мы первые люди на этой вершине! Гаджеты показывают высоту 4249 – 4250 метров. Фото и видеосъемка. Складываю из камней тур и внутрь кладу записку в полиэтиленовом мешке с указанием даты, названия горы и участниками восхождения.
Наши термоса уже пусты, поэтому достаю свою мини горелку Hornet, от спонсора Fire Maple, и через несколько минут из снега получаю воду. Попили, заготовили воды на спуск и в 16.00 вниз. Надеемся успеть спустится до темноты, т.е. до 19.00.
Спускаемся крайне аккуратно, все-таки не хочется испортить такой хороший день. На середине спуска начинаем слышать внизу в долине волчий вой. Недоуменно переглядываемся. Спускаемся вниз, не выпуская из рук ледовых инструментов, которые нужны  не столько для спуска, сколько для успокоения нервов. Надвигаются сумерки, в голову лезут нехорошие мысли: «чабан Кайрат уехал с лошадьми и нам предстоит очень долгое пешее путешествие по ночным просторам долины р.Ат-Баши в окружении волков, которые, судя по завываниям, нас давно заметили и с радостью встретят у подножия горы, ужин спускается с небес». На спуске мы с Иваном практически не разговариваем, он дал мне очередное прозвище, теперь я «робот». Это за то, что я иду, практически не останавливаясь на отдых.
В 18.00  начинаем с Иваном громко кричать и улюлюкать, надеясь на то, что Кайрат нас услышит и не уедет без нас. К 18.45 в стремительно надвигающейся темноте, с радостью видим внизу очертания лошадей и чабана, нетерпеливо ждущих нас.  В 19.00 мы возле них, снимаем кошки, убираем снаряжение в рюкзаки. Нет времени отдохнуть, сразу садимся верхом и при неярком свете налобных фонариков пускаемся в обратный путь. Очень темная ночь, нам не помогают ни звезды, ни луна. На обратном пути мой конь передними копытами внезапно провалился в какую-то ямку или нору сурка под снегом, и я совершил сальто вперед из положения сидя верхом. Даже испугаться не успел, хорошо, что снег глубокий и мягкий, а за спиной рюкзак. В итоге ничего не сломал и даже не ушиб. В темноте слегка плутанули, Кайрат начал нервничать. Временами приходилось вести уставших лошадей под уздцы по глубокому снегу. Человек там шел по снежному насту нормально, а кони проваливались по брюхо. Шутили, подбадривая друг друга, что сегодня совершили два первопрохода. У нас первовосхождение на вершину п.Кумдобе, а у Кайрата первопроход по неизвестной ему маленькой долинке вдоль мелкой речушки. Слава чабану, но к 22.00 уставшие, промокшие и голодные мы въезжали верхом в конюшню коша. Сил не было даже на ужин. Мы выпили каждый литра по полтора чая и завалились спать с чувством выполненного долга.
Восхождение на пик Кумдобе от старта и до возвращения в кош заняло 15 часов, сложность маршрута оценили по российской классификации - 2Б, по международной PD+.

География.
В последующие, после первовосхождения дни мы предпринимали  разведывательные радиальные верховые выезды. По утверждениям чабанов, на двух вершинах хребта Нарын установлены металлические триангуляционные знаки еще во времена СССР. Но сколько мы не смотрели на них в бинокль, так ничего и не увидели, возможно, треноги были занесены снегом.  На видимые нам вершины хребта Ат-Баши, по уверениям чабанов, люди еще не поднимались. Во время разведывательных выездов Иван тщательно все фотографирует, я зарисовываю и записываю местные названия гор. На используемых нами картах почти нет никакой информации. Изредка можно встретить обозначение высот перевалов и пары вершин. Никаких названий. Я измучил чабанов своими вопросами, но записал все местные названия гор.
Сейчас мы с Иваном ведем работу по сведению воедино его и моей информации, чтобы на выходе получить для будущих путешественников района хорошую картину вершин и перевалов этой прекрасной долины.

Немного драматизма.
За день до нашего отъезда, волки загрызли лошадь чабана, на том самом маршруте, который мы разведывали первым. Это произошло совсем рядом, в 300 – 400 метрах от коша, где мы жили!

Послесловие.
Сейчас, когда наша мини-экспедиция закончена, сидя за компьютером и набирая этот текст, я пытаюсь мысленно вернуться обратно. В этот холодный, ветреный и дикий край. К добрым и немного наивным людям, в гостях у которых я жил, с которыми делил кров и пищу.
Из большого города с каждым днем это становится сделать все сложнее. Кажется, что это путешествие в затерянный мир, встреча с его обитателями произошли не со мной, что все это постепенно закрывается дымкой времени и пропастью культурных различий. В воспоминаниях остаются лишь ощущения удивительного, далекого и совершенно непохожего на наш мира.

г.Уфа, март 2016 г.

Спонсоры:
Отдельная благодарность спонсорам, предоставившим часть снаряжения для экспедиции:

• палки Masters модель Scout Red – отличные палки с надежными фиксаторами. В условиях крайне жесткой эксплуатации, было дважды погнуто и выправлено нижнее «колено» одной из палок, правда теперь она не полностью складывается. Главное –фиксаторы выдержали, не смотря ни на что!

• горелка Fire Maple Hornet – отлично себя проявила во время восхождения, вес всего 45 гр. На штурмовой выход мы брали с собой термосы и запас воды, но т.к. маршрут очень длинный, этого оказалось недостаточно. Хорошо, что я с собой взял горелку Hornet и котелок. Прямо на вершине пика Кумдебе, высота  4250 м, на которой мы были первыми людьми, с помощью горелки натопили снега, попили и заготовили воды на спуск.

• спальник Alexika Delta – был как всегда на высоте! Жить в коше с чабанами вдали от большой цивилизации очень интересно, но не просто. Я спал на полу, на коврике, а этот спальник, как всегда, позволял чувствовать себя комфортно в любых условиях.

• горелка Fire Maple Volcano – моя любимейшая горелка из всех! Мощная, устойчивая, позволяет быстро приготовить пищу. Использовалась нами при ранних выходах, т.к. чабаны готовят пищу на металлической печи, топящейся кизяком (коровьими и конскими экскрементами). Процесс приготовления пищи у аборигенов занимает значительное время: 1,5-2 часа требуется, чтобы вскипятить чайник! По окончании экспедиции,  я подарил горелку и весь оставшийся газ, чабанам, у которых мы жили.
Вы бы видели, как они радовались. У них очень непростая жизнь, суровая, оторванная от большой цивилизации, хотелось сделать ее чуть легче.

• гамаши Tasmanian Tiger – надежные и простые как лом. Отлично защищали икры от острых альпинистских кошек и лошадиных боков. Во время этой экспедиции пришлось много ездить верхом на лошадях при подходах и во время исследовательской части. Уже в самом конце при спуске с горы по острым камням была разорвана и утеряна нижняя стропа одной из гамаш. Не критично.

Комментариев нет: